вернуться к другим статьям сайта

 

ЕСЛИ БЫ ДАЛМАТИНЫ МОГЛИ ГОВОРИТЬ                

                                                                                                                                                   ДЖОН СИЛЭНДЕР


           Вы бы хотели, чтобы ваша собака могла говорить? Многим из нас время от времени этого хочется. Если бы они могли говорить, они сказали бы нам, что у них болит, что так вкусно пахнет в мусорном ведре или почему им всегда нужно выйти на улицу в три часа ночи, когда нам так хочется спать. Но будьте осторожны, когда вы высказываете это желание. Если бы далматин мог говорить, он бы говорил без умолку.

          Возбужденный, отчетливый и высокий лай далматина довольно трудно игнорировать. Только представьте, если бы у вашей собаки был человеческий голос! Учитывая их умение сказать последнее слово, такие термины как «упрямый» и «своенравный» уже не смогут более адекватно описать истинную натуру вашей собаки. Вместо прелестной свободной души «себе на уме» вы будете иметь дело с безостановочной силой маленького урагана.

           Ваш жуткий начальник, который настаивает, чтобы вы выходили по субботам на работу и всегда припасает какие-то «важные» дела, как только вы намертво застреваете в автомобильной пробке, - это будет ничто в сравнении с вашим умеренно говорящим далматином. Если что-нибудь важное по мнению вашей собаки, например обед или прогулка, будут запаздывать, вам придется выслушивать претензии до конца дня. Терпеливость никогда не была свойственна далматину, но вы по крайней мере не можете слышать того, что думает на самом деле ваша собака, когда она обиженно надувает губы.

           Говорящий далматин без всяких околичностей даст вам знать, что за порядки существовали в доме до сего дня. Вы скоро устанете выслушивать его длинные доводы по поводу спанья на кровати, питья из унитаза, преимуществ цыплячьих грудок над сухим кормом и дюжины других тем в списке пожеланий как и что должен делать ваш любимец.

            Многие далматины умудряются добиваться выполнения всех этих желаний и не имея дара речи. Если у них появится этот дар, тогда этих находчивых и своенравных собак будет не остановить. Далматины быстро станут адвокатами или начальниками предвыборных штабов собачьего парламента, прежде чем окончательно утвердиться в роли политиков. Билл Клинтон в своей прошлой жизни скорее всего был далматином. Так же как, наверное, каждая голливудская звезда и теледиктор, который стал тем, что он есть сейчас при помощи одного только взгляда и бездны обаяния.

            Когда я думаю о говорящем далматине, я не перестаю удивляться, почему мы так легко смиряемся с длинным перечнем изъянов в поведении животных, которые мы никогда не потерпели бы в людях. Я честно могу сказать, что Спот – мой лучший друг, и что я никогда не позволю своему приятелю-человеку верховодить надо мной. Такой вот требовательной собакой может быть далматин.

            Он хочет, чтобы вы просыпались и вылезали из постели в 6.30 утра каждый божий день. Он хочет иметь по крайней мере две длинные прогулки каждый день, будь то дождь или солнце. Он хочет, чтобы вы ели одновременно с ним, и боже сохрани, если вы или его еда запоздают на пять минут! Он хочет, чтобы вы играли с ним в мяч минимум 30 минут после каждой еды. И последнее, но не по значению: он хочет спать именно в той же части кровати, которую облюбовали себе вы.

             По правде говоря, я всегда считал, что своенравная природа Спота – это очаровательный признак его собачьего ума. Он конечно знает, чего он хочет и, как правило, имеет план как этого добиться. Вы почти слышите, как вращаются в его собачьей голове шестеренки, когда он пытается с почти безграничной энергией заставить вас выполнить его желание.

             Не знаю, как очаровательный подход Спота к жизни «это все для меня» будет выглядеть, если он будет использовать слова вместо душевных взглядов и игривых шлепков лапой, к которым он прибегает, чтобы добиться того, чего он хочет. Говорящая собака может быстро стать такой же нестерпимой, как некоторые люди, которые достают всех своим длинным списком требований и претензий. Уверен, говорящая собака сможет сказать вам, где у нее болит до того, как вы отвезете ее к ветеринару. Но она также будет вам сообщать, что вы уже достали кормить ее сухим кормом вместо омлета с сосисками, которые она желала бы есть на самом деле.

            Говорящая собака не уйдет далеко от всех тех армий людей в вашей жизни, которые гораздо больше говорят, чем слушают. Она будет подобна подростку или сотруднику, который посягает на ваш угол кабинета: для нее ответ «нет» будет совершенно неприемлем. Вместо того чтобы принести ваши тапочки и свернуться клубочком у вас под боком, говорящая собака будет изводить вас тонкими намеками на то, что может быть вам уже пора перебраться спать на кушетку, чтобы в кровати стало больше места. Вы получите точный список того, что купить в продуктовом магазине и попутные комментарии о каждом из ваших соседей, которых он заприметил из окна.

            Так что возможно говорящая собака – это не то, чего вы хотите. Возможно, то, что нам нравится – это люди, которые не слишком много говорят. Если людям придется использовать хитрость и изобретательность собак для того, чтобы привлечь ваше внимание, может быть мы все станем немного более внимательными к нуждам других. Спот уже показал мне, что можно добиться значительно больше, хорошенько попихавшись носом и пару раз вильнув хвостом, чем целой тирадой сердитых слов.

           Я бы очень хотел знать, что снится моей собаке ночью, и почему Спот старательно остерегается совершенно чудесных собак наших соседей. Было бы здорово также узнать, является ли вся эта дрожь, которая на него нападает, когда мы идем к ветеринару, генетической, или это просто хороший повод получить несколько милых лакомств из коробки. Мне бы хотелось, чтобы когда-нибудь на эти мои вопросы он смог бы ответить словами. Но любая возможность говорить даст Споту лишь еще одну возможность потребовать больше еды, более длительных прогулок или более мягкую постель.

             Далматины достаточно умны и так. Имей они дар речи, мы окончили бы свои дни, работая на них.


 

Перевод с английского Ирины Петраковой