вернуться к другим статьям сайта

 

Проигрышная битва

 

 

У моей самой молодой суки родились первые щенки, и мне приходится сидеть около нее, потому что она все время хочет видеть меня поблизости. Почему бы не использовать эту возможность написать новый топик?

Я как всегда очень озабочена темой «наука против разведения», но, как говорится в заголовке, я вижу, что битва проигрышная. Этой весной в Норвегии родилось много пометов. Большинство заводчиков разместили рекламу на очень известном сайте, посвященном продаже щенков. Вчера я зашла на этот сайт и увидела, что один из норвежских заводчиков опубликовал свою рекламу – точную копию той, что я читала у других европейских заводчиков:  «Родители имеют HD : A, BAER +/+ и комплект зубов»

Конечно, это сделано с расчетом, что благодаря этой информации щенки будут лучше продаваться.

Мы все знаем, что в любом случае нельзя дать гарантию комплекта зубов у щенков, 100 % слуха или хороших тазобедренных суставов, не смотря на происхождение от «отличных» производителей. К тому же такие рекламные объявления могут создать впечатление, что большинство далматинов являются глухими, беззубыми и имеют проблемы с движениями из-за плохих суставов.

                Я легко могу представить, что через несколько лет такая реклама станет содержать все еще больше информации о тестах родителей, создавая у ее читателей и потенциальных покупателей впечатление, что предлагаемые щенки являются очень здоровыми. Некоторые возможно даже будут иметь трудности при продаже щенков от нетестированных родителей.

Я не против тестирования, дающего возможно знать как можно больше о наших производителях, но я категорически против того, чтобы собаки с отличным экстерьером и темпераментов выкидывались из разведения из-за того, что у них подкачали какие-то тесты, которые сразу определяют качество собаки. Еще более смешно, что мы не можем быть уверены в том,  что щенки генетически несут все те же качества, что и их родители.

Пока что мы в Норвегии исключаем из разведения только собак с плохими суставами и нежелательным окрасом, но я очень опасаюсь, что за ними последуют односторонне-глухие собаки; как только количество протестированных собак возрастет, односторонне глухих перестанут использовать.

Давайте начнем с дисплазии. Здесь в Норвегии у нас даже есть положение, что у родителей должны быть здоровые суставы. Не смотря на это процент собак с хорошими суставами за последние 25 лет не улучшился. У нас по-прежнему около 10 % собак имеют плохие результаты тестов на дисплазию, не смотря на это, далматинов крайне редко приходится усыплять из-за проблем с суставами. Может быть, взвесив все это, рентгены суставов не так уж важны? По крайней мере на протяжении многих лет я слышала такие заявления от ряда ветеринаров. Они шокированы тем, какое количество денег тратится на тестирование суставов у собак, в то время как результат избавления от больных животных равен нулю.

Перейдем к тестированию слуха. Мы все знаем, что от 100 % слышащей собаки могут рождаться глухие щенки, точно также как от односторонне глухой.  Я считаю, что полностью глухих собак не стоит использовать в разведении, но много лет назад тест, сделанный  в Швеции, показал, что пара глухих родителей не дает в последующих генерациях увеличения глухих потомков относительно средних для популяции цифр.

Количество глухих щенков в Норвегии составляет в среднем 3-4 % от общего количества рожденных щенков (то есть 5-10 собак ежегодно). Поскольку до недавнего времени  тестировалось небольшое количество далматинов, мы можем с уверенность говорить о том, что некоторые производители были односторонне глухими, но не смотря на это процент глухих щенков не возрастал.

 

Проблема начинается, когда одна из выдающихся собак оказывается односторонне глухой и должна быть исключены из разведения. Как порода может это пережить без потери таких качеств как тип и экстерьер? Собака, которая не является хорошим представителем породы, но обладает 100 % слухом, будет предпочтительнее отличной собаки, которая возможно будет давать очень небольшое количество глухих и односторонне слышащих щенков. Каждому должен быть понятен идиотизм этой ситуации!

Когда мы добавляем в двум озвученным выше проблемам вопросы комплектности зубов и интерес к новому заболеванию – мегаэзофагиту, не забудем и о гене нежелательного окраса, для выбора подходящих производителей остается совсем немного собак. Найти собаку, свободную от этих нежелательных качеств и при этом являющуюся хорошим ДАЛМАТИНОМ, может стать очень сложным, и не смотря на все эти тесты такой производитель может давать щенков с «пороками», которых вы так желаете избежать (исключая нежелательный окрас).

Самое важное качество в собаке для владельца-новичка – это темперамент, но именно для его проверки не разработано никаких адекватных тестов, хотя некоторые собачьи экзамены могут быть показательными. Многие заводчики равнодушны к этим тестам, даже если все они согласны, что собака должна быть вменяемой.

У нас также существует проблема учащающихся аллергий, возможно их причина в  окружающей среде, которая становится все более неподходящий как для собак, так и для людей. У меня были неудачи, связанные с разведением, когда у обоих родителей оказывался нежелательный темперамент, и при использовании некоторых собак с атопией (серьезным аллергическим состоянием). Результат был ужасен для собак, их владельцев и меня, как заводчика.

Я также разводила собак, у которых оказывались плохие суставы, был некомплект зубов, лимонные пятна и односторонняя глухота. Все эти собаки доживали до глубокой старости, давая хозяевам радость общения с приятным компаньоном. Может быть нам нужно больше сконцентрироваться на темпераменте и аллергиях?

Я искренне считаю, что разведение собак повернулось сейчас в неверном направлении, и что скоро может так случиться, что порода потихоньку все меньше и меньше станет похожей на хорошего далматина, описанного в стандарте, такого, каким он должен выглядеть. Зачем разводить пятнистых полнозубых, 100% слышащих собак со здоровыми суставами, если пятна останутся единственной характеристикой, указывающей, что эта собака – далматин?

 

                                                                                            Кари Дитлефсен

                                                       Перевод с английского Ирины Петраковой